Идеальный маршрут Нины Сторчак

В 20 лет она села за руль восточногерманского грузовика IFA, через три года освоила знаменитый венгерский «Икарус», спустя еще 17 лет пересела на российский пазик. За ее плечами 34 года водительского стажа, а в активе все категории водительских прав. Сегодня Нина Сторчак водитель автобуса на маршруте Тосно – Нурма. Обо всех тонкостях не самой женской профессии в разговоре ниже.

Двойное везение на кольце

Женщина за рулем автомобиля уже давно привычная картина, которая мало кого может удивить. Другое дело женщина-водитель автобуса. В нашей стране это до сих пор диковинка. Все-таки автобус, наверное, самая тяжелая и сложная в управлении городская машина.

Мы точно знали, что маршрутный автобус №330а Тосно – Нурма водит именно женщина. Появилось жгучее желание встретиться с ней накануне 8 марта и поговорить о жизни и профессии.

Телефон автобазы не отвечал, а время поджимало, потому вооружившись расписанием и понадеявшись на удачу, отправляемся прямо на автовокзал. Расчет был прост: от Тосно до Нурмы маршрутка идет ровно двадцать минут, еще столько же на обратную дорогу. После у водителя есть сорок минут для отдыха. И нам везет: первый же повернувший с Вокзальной улицы автобус нужный!

Наша будущая героиня немного опешила, но поговорить согласилась. И это было второе наше везение: разговор получился интересным и вполне мог продлиться гораздо дольше сорока минут.

Нина Сторчак – женщина уникальная. Впервые за руль – сначала мотоцикла, а потом автобуса (дали прокатиться) – села в 16 лет. Профессиональный же ее стаж берет свое начало в 1987 году, когда после окончания техникума начала водить шеститонный грузовик IFA, а потом и городской автобус «Икарус». Но обо все по порядку.

Мне просто нравилось, и я просто ездила

— Я родилась в Новгородской области, город Боровичи. Там же училась в школе. Там же поступила и в техникум. Были варианты, но сестра посоветовала автодорожный – мол, будешь контрольным техником, – рассказывает Нина Александровна. – Я была единственной девочкой в группе.

— Почему же в итоге вы стали не техником, а водителем?

— Все просто. Когда в техникуме мы начали учиться на категорию С, у меня стало получаться, реально легко пошло вождение. Ну и я решила: почему бы не попробовать. Три года работала на грузовике, перевозила все: от навоза до дачных домиков. Мне просто нравилось, и я просто ездила. Потом начала закрывать остальные категории и в 1990 году закрыла последнюю – D. Появилась возможность водить автобус, так и пересела на «Икарус». Классный автобус: удобный, комфортный, практичный. До сих пор его вспоминаю с нежностью. Лет 17 отработала на «Икарусе», ездила по Боровичам. Потом, когда закрыли завод и не стало запчастей, автобусы стали потихоньку выходить из строя. И когда мой последний «Икарус» сломался окончательно, пришлось сесть на пазик.

— Раз у вас открыты все категории, значит, и легковушку вы водите?

— Вожу. Но мелкие машинки не люблю. Ощущения другие. Но это поймет только тот, кто сидел за рулем автобуса: или ты на вот таких вот габаритах, или едешь задницей по асфальту. А вообще каждому свое. У меня знакомая на кране работает, и каждый день на работу ездит с удовольствием. Так же и у меня – что бог дал.

— Вы начинали еще во времена СССР. Много тогда в Союзе было женщин, которые водили грузовики или автобусы?

— Про всю страну не скажу, но в Новгородской области я тогда была первая и единственная. Водители требовались, но женщин не брали – боялись и запрещали. Мне пришлось ехать в министерство, в Москву. Там брала справку, что женщина может сесть за руль большого автомобиля и только с этой бумажкой меня взяли на работу. Там ведь осложнялось еще и тем, что не было ремзоны, и мы все ремонтировали сами.

— И вы?

— Ну а как иначе. В «Икарусе» я практически все сама делала. Единственное, что двигатель не перебирала. Снимала его и отдавала другим. Колеса меняла. Тяжелые – просто так не поднять, но ломиком нормально!

— Сегодня женщин за рулем легковушек мы видим часто. А меняется что-то в вашей профессии? Становится больше женщин?

— Конечно, больше. В Питере много вижу женщин за рулем. Многие с троллейбусов, с трамваев пересели на автобусы. Ну а вообще принцип-то вождения тот же, что на легковой. Главное тут почувствовать габариты.

— Ну а в Тосненском районе вы остаетесь единственной женщиной-водителем автобуса?

— Да. Приходила одна девочка, пыталась поработать. Но ей достался газовый пазик, а на нем работать нереально тяжело: педали тяжелые, управление. Не буду вдаваться в подробности, просто поверьте – там и мужикам не легко. Я тоже попробовала на газовом – ногу себе повредила. Сейчас на дизеле.

Как к себе домой

— А когда и как вы попали в Тосно?

— В Тосно приехала в 2014 году, седьмой год здесь. У нас там, в Новгородской, и так заработок не ахти был, а потом совсем подзажали. Махнула рукой и с тремя сотками в кармане приехала сюда. Три сотки рублей в кармане и никого знакомых.

— Как же вы решились?

— Был вариант устроиться на работу вахтовым методом, но оказалось, что туда женщин не берут. Пошла сюда, меня приняла Галина Исаковна, хорошая такая женщина из отдела кадров. Спросила: как же ты жить будешь. А фиг знает как! Хорошо, что летом приехала, тепло было. Какое-то время пожила в гараже, в автобусе. Люди попались хорошие, помогали, вытянули меня. Начала снимать комнаты, квартиры. А потом подумала – зачем? Взяла ипотеку, купила дачу на Балашовке и вот нынче перезимовала там первую зиму.

— Было непросто, но в Тосно вы остались. Почему?

— Ну, во-первых, обратно ехать смысла не было – там заработка никакого. А во-вторых, мне изначально понравился Тосно. Он похож на наши Боровичи – зеленый, спокойный, нет особого движения, пробок нет. Я приехала, как к себе домой.

— Вам город понравился. А как город, горожане приняли вас?

— Я в Боровичах хоть и была одна женщина за рулем автобуса, но ко мне все привыкли и относились спокойно. А здесь поначалу все оглядывались и пальцем показывали. Люди реально первое время были в шоке. Некоторые заходят и в ступор впадают: стоят, молчат, смотрят. Я говорю: куда едете, платить будете? Это сейчас практически каждый на маршруте знает. А первое время я практически по всем маршрутам проехала, везде по Тосненскому району покрасовалась. Коллеги-мужчины тоже поначалу удивлялись, но сейчас, думаю, все прошло.

Когда не приходит автобус

— Сейчас ваш основной маршрут Тосно – Нурма…

— Да, и это самый хороший, идеальный маршрут! Двадцать минут туда, двадцать минут обратно, никаких пробок. Плюс мне люди нравятся. Бывают, конечно, как и везде, исключения, но позитива больше. Недавно девочка лет 15-16 села рядом с водительским местом. По-простому достала сыр, говорит – угощайтесь, это домашний. И добавляет: я с вами маленькая ездила. Я сначала удивилась, а потом посчитала: я на этом маршруте почти пять лет, отними от пятнадцати пять, и получается действительно – ребенок ездил. Правда, все хорошие отношения заканчиваются, когда не приходит автобус.

 — То есть, споры и разногласия с пассажирами бывают?

— Конечно! Это как в магазине: кончилась колбаса, а виноват продавец. Сломался автобус или опоздаешь – обязательно все выскажут. Все понимаю, людям ехать надо, но разве ж это мой автобус? Да, говорят, твой, ты виновата! Ну, вот как с такими людьми разговаривать. Это у каждого водителя бывает, работа с людьми она всегда такая. Хотя это и понятно: нет такого человека, который нравится всем, нет и не существует. К слову, бывает и по-другому. Заходят, улыбаются, здороваются, а потом после них в салоне бутылки валяются и вообще свинарник.

— Вот это, наверное, больше всего водителей бесит?

— Неприятно, конечно, у нас же нет уборщиков, так что, все за пассажирами убираем сами.

На 8 марта без подарков

— В чем еще сложность вашей профессии?

— Где-то я читала, что самая тяжелая работа – это та, которую ты не любишь. Если тебе в целом твоя работа по душе, то чего придираться к минусам? Ведь они все равно будут всегда и везде. Вот многим мужикам не нравится работать на маршруте с валидатором (это, когда пенсионеров по карточкам возишь). Ну иди работать на другой маршрут, где его нет. Но ведь и там найдутся свои минусы.

— А в чем прелесть вашей профессии?

— Поймите – это мое место. Вот в этом и прелесть.

— Многие говорят, что их работа им даже снится. У вас такое бывает?

— Бывает. Мне снилось, что я «Икарус» на бок кладу. Буквально сегодня приснилось, что с моста в речку на автобусе улетела. А сколько раз бегала и искала автобус – ой! Подъезжаешь, останавливаешься, куда-то уходишь и не можешь найти машину. Время идет, а ее нет и нет.

— После знакомства с вами, понимаешь, что вы действительно любите свою профессию. И следующий вопрос, наверное, глупый. Но раз уж его заготовил, то задам. Если бы не эта профессия, кем бы вы стали?

— Я когда училась в техникуме, там куча предметов была, в которых я вообще не разбиралась. Все заучивала наизусть. Хорошо запомнила момент, когда мне об этом сказал преподаватель по стандартизации: как ты будешь работать, ты ж ничего не понимаешь? Отвечаю: а я буду всю жизнь баранку крутить! Мне тогда 17 лет было. Так и получается.

— Напоследок не могу не спросить про 8 марта. Бывало такое, чтобы вам в этот день что-нибудь дарили пассажиры?

— Бывало! И цветы, и шоколадки, и подарочки какие-нибудь. Но дарили почему-то только женщины, не мужчины. Ну а в этом году я без подарков от пассажиров – выходной день и это радует.

Фото Евгения Асташенкова / Тосненский вестник

Чтобы узнавать новости быстрее остальных, вступайте в наши группы в социальных сетях «ВКонтакте», Facebook, Instagram, «Одноклассники».

Advertismentspot_img